Вкр в сизо

Содержание
  1. «Нет судов. Нет свиданий. Нет передач». Ольга Романова о том, как российские заключенные лишились последних прав из-за коронавируса
  2. Для всех осужденных на период карантина фактически запрещено УДО
  3. Почему бы не распустить по домам тех, у кого есть дом и кто не опасен, как в остальном мире?
  4. Вкр в сизо
  5. Что такое изолятор временного содержания (ИВС), когда в него помещают и каковы правила пребывания?
  6. Методические рекомендации по организации и проведению внутри камерных разработок
  7. Вы просматриваете раздел: СИЗО
  8. Организация прокурорского надзора за законностью содержания в изоляторах временного содержания
  9. Условия содержания в СИЗО, распорядок дня и правила поведения арестантов
  10. Правовой режим исполнения и отбывания наказания в учреждениях УИС
  11. ИВС(КПЗ) — изолятор временного содержания
  12. Приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы» (с изменениями и дополнениями)
  13. Эпидемия COVID-19 грозит коллапсом ФСИН: что происходит в колониях
  14. «Сотрудники оградились и ведут себя так, будто коронавируса нет»
  15. Коронавирус = коллапс системы ФСИН?

«Нет судов. Нет свиданий. Нет передач». Ольга Романова о том, как российские заключенные лишились последних прав из-за коронавируса

Вкр в сизо

Адвокат Мария Эйсмонт едет к своему подзащитному в колонию под городом Покров, это Владимирская область, чуть не доезжая до Петушков. Она едет к Константину Котову, получившему 4 года лишения свободы за одиночный пикет.

Его дело должно быть пересмотрено, таково решение Верховного суда, но сам он оставлен под стражей. То есть давно должен быть этапирован в СИЗО в Москву для пересмотра приговора. Но где он сейчас, никто не знает. Может, кто и знает, но не скажет. Такие правила — это секрет.

Почему секрет, от кого секрет, никто уже не помнит, но правило есть. Может, его по дороге отобьют савинковцы или колчаковцы.

Возможно, он до сих пор в колонии под Покровом, несмотря на месячной давности решение суда о его этапировании. Ведь колония (то есть ФСИН) не верит сообщениям о решении ни на сайте суда, ни тем более СМИ — сайт суда могли взломать враги, а в СМИ, как ФСИН известно, самые враги и окопались. Нужна официальная бумага с синими печатями.

Москву и Покров разделяют ровно 100 км. За месяц суд и Почта России не справились с этим расстоянием. А может, уже и справились. Тогда Константина Котова этапировали. А может и нет. Потому что коронавирус. Могли и оставить в связи с карантином. Узнать об этом по телефону нельзя, только лично. И это не потому что карантин, это всегда так.

Так что хорошо, что всего 100 км.

Этапировать должны были в «Матросскую тишину» в Москве. Но СИЗО Москвы сейчас закрыты и не принимают вновь прибывших — карантин. Кроме одного изолятора, куда отправляют всех новеньких, хотя Котов и не новенький, — это СИЗО № 3 в Капотне. Во Владимире есть пересылка — это СИЗО № 1, «Копейка». Но они тоже могут не принимать пересыльных.

Принимают или нет, узнать по телефону тоже нельзя. Везде надо ехать самой. Разговаривать, вступать в контакт. Найти или не найти. Удача, если найдет. Но на свидание с адвокатом все равно не пустят, полный запрет повсеместно уже две недели. Все эти контакты и мотания только ради одного — понять, где он. Десятки контактов, чтобы спросить.

 Все это вместе называется карантин.

Найдет. Адвокат найдет Котова. Но что будет дальше — неизвестно. Соберется ли суд? Сейчас рассматривают только срочные дела и в отсутствие, так сказать, объектов. В срочных случаях собираются судья, прокурор, секретарь и адвокаты.

Арестантов не привозят — карантин. Но и обычной в таких случаях видеосвязи с СИЗО тоже нет. Почему — неизвестно. Говорят, потому что карантин.

Как вирус может передаваться по видеосвязи, науке пока неизвестно, зато это известно ФСИН и судам.

Поэтому для всех осужденных сейчас фактически запрещено, например, условно-досрочное освобождение. Суды же тоже на карантине. А при УДО нужно согласие потерпевших. Конечно, они могут прислать свое мнение по почте.

Но ведь закон дозволяет им присутствовать лично. А у нас карантин. Поэтому закон об УДО почему-то нивелируется законом о том, что если потерпевшие хотят присутствовать, то они могут сделать это.

Зачем люди обмениваются письмами пять тысяч примерно лет, здесь тоже не задумываются.

Для всех осужденных на период карантина фактически запрещено УДО

Редкий случай: ФСИН винить здесь никак нельзя. От них здесь ничего не зависит, они выполняют распоряжения. Карантин в зонах необходим. Суды не работают, потому что у наши судов, как ни странно, есть начальство. Там тоже карантин, что фактически отменяет действие многих законов. Это фактически ЧС. Не официально введенная, но ЧС. Все замерло. Нет следственных действий. Нет судов.

Нет свиданий. Нет передач. Во многих зонах запрещены посылки. Нет лекарственных передач. Запрещены визиты адвокатов и членов ОНК. Арестанты и осужденные в ситуации, которая на тюремном языке называется «заморозкой». Вы как цыпленок, помещенный в морозильник. Но вы живой человек. Вы нуждаетесь в передачах, в лекарствах, в свиданиях. Но вас поместили в морозильник, забыв заморозить.

Что делать? Всему миру известно, что делать. Во Франции, в Германии, в Италии, в США отпускают из тюрем заключенных — тех, кому осталось немного сидеть и тех, кто совершил мелкие и ненасильственные преступления. В Афганистане выпускают заключенных. В Индонезии выпустили 30 тысяч.

В Иране 85 тысяч, из них 10 тысяч вообще помиловали, остальные будут досиживать — может быть, потом, а может и так исправятся, тюрьма еще никого не исправляла. Почему бы не распустить по домам тех, у кого есть дом и кто не опасен? Но для этого нужно решение суда, а суды на карантине. Кодексы перестали действовать.

Конституция? Ну, не будем о покойной.

Почему бы не распустить по домам тех, у кого есть дом и кто не опасен, как в остальном мире?

Противники амнистии, помилования или какого угодно еще акта даже не гуманизма, а здравого смысла, говорят: ну вот выпустим мы людей, а у них ни дома, ни семьи, ни работы. Правильно! Это называется за 20 лет не созданы элементарные механизмы ресоциализации, все на бумаге. И душат НКО, которые могли бы этим заниматься.

 Ладно, сейчас не до ресоциализации. Отпустите тех, у кого есть жилье и семья. Что на зонах делают 150 тысяч наркозависимых? Они как туда попали? А как Голунов мог бы попасть, хоть он и не зависимый. Кому-то подбросили, как Голунову, кто-то потреблял, и его с этим взяли, кто-то вообще за компанию и по случаю.

Они опасны? Уж точно не сейчас.

Ну хорошо, это мы такие прекраснодушные, как нас назвали в Совете по правам человека при президенте — правозащитные истерички. Ок, мы привыкли к такому. А Верховному комиссару ООН по правам человека вы такое же скажете? ООН призвала все государства освободить заключенных, не представляющих опасности, и разгрузить тюрьмы. Тюрьмы в России — очаги инфекций.

Туберкулез — это тюремная инфекция, она проникает на свободу именно из мест лишения свободы. COVID-19 имеет все шансы поселиться в СИЗО и в зонах надолго, поэтому важно разгрузить тюрьмы именно сейчас, не потом. Все равно каждый день на свободу выходят тысячи человек, потому что закончился срок. Какими они выйдут — вот вопрос, который нужно решать немедленно.

Поэтому срочно нужна амнистия.

А пока нам привычно врут, что в зонах коронавируса нет. Конечно, нет — никто ж никого не лечит и не тестирует. Ну, замачальника колонии, где сидит Никита Белых, заразился, у него подтвержденный тест. Он на работу каждый день ходил. Пока считается, что это единичный случай, но ведь вряд ли. Это же не сифилис.

Вот здесь мы собираем ежедневно всю информацию о вирусе в тюрьмах.

Источник: https://theins.ru/opinions/211199

Вкр в сизо

Вкр в сизо

Подозреваемым и обвиняемым разрешается получать без ограничения количества передачи, вес которых не должен превышать более 30 кг в месяц. Не допускается ограничение веса передач для несовершеннолетних, больных, страдающих тяжкими заболеваниями (при наличии медицинского заключения), а также беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей в возрасте до трёх лет.

Перечень продуктов питания, предметов первой необходимости, обуви, одежды и других промышленных товаров, которые подозреваемые и обвиняемые могут иметь при себе, хранить, получать в посылках, передачах, вывешивается в помещении для приёма передач.

Предметы, вещества и продукты питания, которые представляют опасность для жизни и здоровья людей или могут быть использованы в качестве орудия преступления либо воспрепятствования целям содержания под стражей, запрещается к передаче подозреваемым и обвиняемым.

Что такое изолятор временного содержания (ИВС), когда в него помещают и каковы правила пребывания?

Чтобы изолировать человека от общества, для которого он стал опасен, совершив преступное деяние, в необходимо решение органа правосудия. А для этого дело должно быть передано в суд.

До того момента пока судебный процесс начнется, органам следствия и розыска необходимо выполнить большой объем работ, а дознавателям предстоит узнать у задержанного множество деталей содеянного.

Все это время лицо, подозреваемое в совершении преступления или пойманное с поличным, должно содержаться под охраной, дабы избежать его сокрытия и последующего длительного розыска.

Для подобных целей, а также для лиц, отбывающих административное наказание, предусмотрены изоляторы временного содержания (далее – ИВС) в структуре МВД.

Изоляторы такого рода предназначены для содержания задержанных, в отношении которых

Методические рекомендации по организации и проведению внутри камерных разработок

Внутри камерная разработка и правовые основы ее проведении Внутри камерная разработка (далее ВКР) — это вид оперативно-розыскного мероприятия «оперативное внедрение», проводимого сотрудниками правоохранительных органов в условиях кратковременной изоляции задержанных лиц.

Вы просматриваете раздел: СИЗО

Процедура выявления виновных в реализации определенных преступных деяний занимает длительный промежуток времени, в течение которого подследственный субъект должен находиться в поле зрения правоохранительных органов.

Гарантировать неизменное местоположение подозреваемого или обвиняемого на свободе достаточно затруднительно и требует наблюдения за его жизнедеятельностью, так как без этого высока вероятность побега и ухода виновного лица от ответственности.

Чтобы гарантировать воздаяние всем виновным, необходимо исключить возможность их сокрытия от суда, путем изоляции потенциального виновника правонарушения в охраняемом периметре, исключающем коммуникации с внешним миром. Следственный изолятор (далее – СИЗО) уголовно-исполнительной системы (УФСИН) России является местом претворения

Организация прокурорского надзора за законностью содержания в изоляторах временного содержания

Введение изолятор временный прокурорский надзор Актуальность темы дипломного исследования.

Прокуратура в условиях правового государства является органом, на который, в соответствии с Федеральным законом о прокуратуре, возложена задача по надзору за законностью задержания подозреваемых и их содержания в изоляторах временного содержания и на гауптвахтах. В связи с проводимой в последние годы правовой реформой, значительным изменениям подверглось уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство.

Условия содержания в СИЗО, распорядок дня и правила поведения арестантов

Предварительная изоляция субъекта, которому вменяется вина в совершении уголовно-преследуемого деяния, является достаточно сложным испытанием для большинства арестантов, ввиду большого числа ограничений, не идущими ни в какое сравнение с пребыванием в или ином способе .

Жесткие условия и минимум свобод являются своеобразными способами давления на подследственных, для части которых послабление условий и возможность остаться в СИЗО на положении хозяйственного работника становятся причиной сотрудничества со следствием.

Следственный изолятор работает круглосуточно,

Правовой режим исполнения и отбывания наказания в учреждениях УИС

обусловлена объективной потребностью совершенствования правового регулирования исполнения и отбывания уголовного наказания в виде лишения свободы в отношении осужденных в условиях реформирования уголовно-исполнительной системы России.

осужденных. Несмотря на общую тенденцию последних лет к уменьшению численности осужденных, отбывающих наказание в виде лишения свободы (с 2006 г.

их количество сократилось более чем в 3,5 раза), оперативная обстановка в данных учреждениях остается сложной.

ИВС(КПЗ) — изолятор временного содержания

Оффлайн Модератор Регистрация 17 Февраль 2011 Сообщения 3,753 Симпатии 165 Баллы 63 Адрес Изолятор временного содержания (устаревшее камера предварительного заключения, КПЗ) — В СССР, Российской федерации, Украине и других странах постсоветского пространства — сооружение тюремного типа при территориальных органах внутренних дел, предназначенное для временного содержания лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления и арестованных по обвинению в совершении преступления.

ИВС не предназначен для постоянного содержания спецконтингента. Арестованные этапируются из СИЗО только на время проведения следственных действий и слушания в суде. Кроме упомянутой категории, в ИВС из учреждения исполнения наказания через СИЗО могут этапироваться осуждённые для участия в следственных действиях, либо слушания в суде.

Приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г.

N 189 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы» (с изменениями и дополнениями)

Приказ Минюста РФ от 14 октября 2005 г. N 189

«Об утверждении Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы»

27 декабря 2010 г., 3 декабря 2015 г., 23 мая, 21 июля 2021 г., 12 мая 2021 г., 31 мая 2021 г. В соответствии со Федерального закона от 15 июля 1995 г.

N 103-ФЗ

«О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»

(Собрание законодательства Российской Федерации, 1995, N 29, ст. 2759; 1998, N 30, ст. 3613; 2001, N 11, ст.

Источник: https://86nalog.ru/vkr-v-sizo-83503/

Эпидемия COVID-19 грозит коллапсом ФСИН: что происходит в колониях

Вкр в сизо

Коронавирус — главный ньюсмейкер последних недель во всём мире. Из-за объявленной пандемии закрываются границы государств, отменяются массовые мероприятия, власти призывают граждан к режиму самоизоляции, в некоторых странах вводятся штрафные санкции за его нарушение.

Ограничения коснулись и колоний. Заключённым временно запретили свидания с близкими. Встречи с адвокатами и следователями разрешены только после измерения температуры тела и при условии, что они не ездили в последнее время за границу.

Вместе с тем места заключения входят в число наиболее уязвимых при обороне от вируса. Люди там, как правило, хуже защищены из-за скученности и плохого доступа к медпомощи. NEWS.

ru решил разобраться, чем может грозить вспышка коронавируса в исправительных учреждениях и принимает ли ФСИН какие-то превентивные меры.

Новые правила начали действовать в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) с 16 марта. Как рассказали NEWS.ru в ведомстве, помимо запрета на свидания и передачи, руководство уголовно-исполнительной системы решило не допускать на территорию колоний и СИЗО людей с повышенной температурой или недавно вернувшихся из других стран.

Также установлен целый ряд мер, которые должны помешать вирусу распространиться внутри большой закрытой структуры. Так, заключённые, у которых есть подозрение на коронавирус, должны быть госпитализированы в гражданские больницы. Кроме того, всем колониям и СИЗО предписаны организованные медицинские посты: их задача — выявлять простудные симптомы у заключённых.

Персонал обязан дополнительно дезинфицировать приёмные отделения, столовые, транспорт, камеры. Медики должны чаще устраивать обходы камер, а также контролировать состояние здоровья осуждённых с хроническими заболеваниями, иметь в достатке противовирусные препараты, дезинфекторы, бесконтактные градусники и средства индивидуальной защиты.

Также ФСИН отмечает, что по отношению к сотрудникам «организован строгий медицинский контроль».

Сергей Бобылев/ТАСС

Однако, по словам адвокатов, правозащитников и самих осуждённых, реальность несколько отличается от официальной картины. В середине марта на самочувствие пожаловался фигурант «московского» дела Егор Лесных, который сейчас находится в СИЗО № 5 Москвы. Жалобы были похожи на симптомы коронавируса и, по настоянию адвоката Эльдара Гароза и близких Егора, ему сделали анализ.

Сейчас пришла информация со слов Егора, что анализ был на коронавирус и материалы не доехали до лаборатории. Или доехали, но в непригодном состоянии, при этом посмотрели, сколько там белка.

И его на днях везут в медцентр «Матросской Тишины» в СИЗО и там заново будут брать пробы для анализа. История мутная.

Непонятно, как можно было не довезти анализы до лаборатории, — рассказал Гароз.

Адвокат добавил, что его подзащитного не изолировали от остальных заключённых после того, как тот заболел.

Он также сидит в общей камере, с кем и сидел изначально. Такое ощущение, что карантинные меры введены для адвокатов и для следователей, которые приходят.

Потому что я только что вышел из СИЗО «Матросская Тишина», где нас заставили с собой приносить и надевать бахилы, перчатки и маски. Но все сотрудники ходят без бахил, перчаток и масок, и заключённые тоже.

Только на КПП девушки, которые принимали документы, были в масках, — утверждает адвокат.

Гароз говорит, что Лесных не получал лечение сразу после появления симптомов, лишь через некоторое время ему дали жаропонижающее. По словам адвоката, реакция последовала только после того, как невеста Егора обратилась к замначальника СИЗО, а защита и близкие постарались донести руководству изолятора мысль об опасности эпидемии коронавируса.

Их поведение, мягко говоря, странное — русское авось. Никто не хочет из администрации ФСИН, чтобы в их подведомственных учреждениях обнаружилось что-то, потому что это повлечёт за собой большие проблемы, — предполагает он.

Адвокат продолжает, что такие структуры, как ФСИН, зависят от отчётности, а значит, там должно быть всё хорошо. Если же обнаружится коронавирус — начнётся служебная проверка, а это минус самому учреждению.

27 марта фонд «Общественный вердикт» сообщил, что в СИЗО отказались проверять Егора на коронавирус, сказав, что «у ФСИН нет таких возможностей».

«Сотрудники оградились и ведут себя так, будто коронавируса нет»

NEWS.ru поговорил с осуждённым, который находится в колонии-поселении в Волгоградской области. Он утверждает, что из всех предписаний по карантину исполняется только запрет на свидания. О здоровье же заключённых по факту никто не заботится.

Например, он упоминает сотрудников колонии, которые выходят за её территорию и могут подхватить какую угодно инфекцию, а потом принести её на работу. По его словам, работников не проверяют при входе, кроме того, почти никто не носит маски или перчатки.

Евгений Епанчинцев/ТАСС

Они ведь не находятся на карантине, они живут обычной жизнью, у них выходные, они также общаются с родственниками, ходят в гости, я полагаю. И эти меры ФСИН не сыграют никакой роли.

На входе в колонию стоит умывальник, и то, что сотрудники помоют руки, прежде чем зайти в колонию, роли не сыграет.

Сами понимаете, инкубационный период две недели, и они будут заражать, — рассудил мужчина.

Он добавил, что риск заболеть вирусом в колонии повышается из-за высокой плотности местного населения.

Спальные места расположены таким образом, что в полуметре от вас находится лицо другого человека, и во время сна вы дышите друг на друга. И если туда попадёт вирус, то заболеют все мгновенно.

Несмотря на то что отряды локализованы друг от друга и не общаются, есть места общего пользования: это столовые. Один отряд приходит, пообедал, другой приходит.

Потом промзоны, где все вместе работают, потом построения на плацу, когда идёт пересчёт людей, — пояснил заключённый.

Он также обратил внимание на то, что руководству колоний невыгодно «находить» среди своих подопечных больных коронавирусом. Мужчина полагает, что смерти от нового недуга запросто могут списываться на осложнение хронического заболевания: более половины осуждённых больны туберкулёзом, гепатитом или ВИЧ.

Если человек, который болен туберкулёзом, заболеет коронавирусом и умрёт, то ему в диагнозе поставят, что он умер от туберкулёза, а не от коронавируса.

Система устроена таким образом, что вынуждена скрывать фактические случаи эпидемии, чтобы избежать ответственности из-за отсутствия надлежащей медицинской помощи. Потому что одно дело, когда человек болеет туберкулёзом и принимает необходимые препараты и всё равно умирает.

Другое дело — он был болен коронавирусом, а ему не оказали соответствующую помощь. Ведь для медпомощи его надо вывезти в гражданскую больницу и обеспечить охрану, — уверен заключённый.

Согласно мартовскому постановлению ФСИН, все заболевшие заключённые должны быть вывезены в гражданские больницы и лечиться там. Однако наш собеседник считает, что такие меры совсем невыгодны администрациям колоний — для лечения за пределами тюрьмы полагается конвоирование и постоянная охрана, а при массовой заболеваемости осуждённых «это просто катастрофа».

Евгений Епанчинцев/ТАСС

Чтобы вывезти заключённого в гражданскую больницу, ему нужно обеспечить конвоирование и постоянную охрану. То есть один человек заболел — это проблема, если два-три — это большая проблема. Если заболеет много — это просто катастрофа, — полагает он.

Другой заключённый, с которым NEWS.ru удалось пообщаться, отбывает наказание в колонии строгого режима в Якутии.

Он рассказал, что сотрудники в их учреждении тоже не соблюдают правила карантина — не носят маски, не измеряют температуру на входе в колонию. Кроме того, на днях появилось несколько заболевших с высокой температурой, которых не обследуют и не лечат ничем, кроме жаропонижающих таблеток.

У нас сейчас один человек заболел, и все симптомы схожи, но никто с ним не проводит мероприятия и тесты. Дали ему аспирин и отправили обратно к нам. И он живёт вместе с нами. И я смотрю, у нас буквально за сутки не один заболевший, а уже трое. У всех высокая температура — 38,7. Учреждение является закрытым. И все стараются не выносить сор из избы, — сказал он.

Мужчина рассказал также о появившемся ажиотаже на медицинскую помощь на фоне новых правил и новостей об эпидемии. Он добавил, что сотрудники «оградились и стали вести себя так, как будто никакого коронавируса нет».

Заболевшие люди приходят и стоят у решётки и не могут попасть к врачу. Могут отказать в приёме, так как не записан, или сказать, чтобы записывались на следующий день.

То есть они отгородились наоборот этими решётками, и попасть проблематично к ним. И это связано с ажиотажем: ведь люди всё идут и идут.

Оградились от нас, чтобы мы не жаловались и не обращались к ним лишний раз, ничего не просили, не требовали, — отметил он.

Также наш собеседник пояснил, что большинство пунктов нового постановления не соблюдаются: нет дезинфекции, медобходы не проводят чаще, заключённым не выдали масок и перчаток, и контроль за людьми с хроническими заболеваниями не усилили.

Я сам имею хроническое заболевание — бронхит, и никакого контроля я на себе не почувствовал, — посетовал он.

Коронавирус = коллапс системы ФСИН?

Основатель проекта Gulagu.net Владимир Осечкин, рассказывая об обстановке в колониях и СИЗО во время пандемии, ссылается на собственные источники во ФСИН. Накануне он опубликовал пост в соцсети, в котором сообщил о первых случаях заражения коронавирусом в российских исправительных учреждениях. В разговоре с NEWS.

ru он сделал оговорку, что сейчас эта информация перепроверяется, так как тестов на коронавирус нет ни в одном СИЗО или колонии, и, соответственно, определить, этим ли болеют заключённые, нет возможности. По словам Осечкина, медики из региональных управлений ФСИН атакуют ведомство с просьбой направить тесты.

Однако получить их не так просто.

Тестов физически нет во ФСИН. Мы мониторили — и на балансе госзакупок ФСИН нет тестов на коронавирус. Возможно, есть какие-то закрытые закупки.

Также нет госзакупок на сайте ФСИН на защитные медсредства: маски, очки и так далее. Приобретение медоборудования — это долгая процедура согласования.

По словам нашего источника, они переписываются, созваниваются с Минздравом, но во ФСИН к этой ситуации оказались не готовы.

Подтвердить или опровергнуть заболеваемость коронавирусом в колониях пока не представляется возможным, однако уже есть люди с пневмонией и симптомами гриппа.

Есть несколько заболевших пневмонией в больнице «Матросской Тишины», есть из «Медведково», тоже доставлены в «Матросскую Тишину», есть в Санкт-Петербурге тоже заболевшие пневмонией. То есть диагноз ставится или пневмония, или грипп с осложнениями, но есть риск того, что это тот самый коронавирус. Мазки у них никто не брал, — говорит правозащитник.

Тем временем в СМИ появились опровержения со стороны ФСИН. В ведомстве утверждают, что в подведомственных учреждениях всё под контролем и заболевших коронавирусом заключённых нет.

Кроме того, Осечкин рассказал о начавшейся панике не только среди осуждённых, но и в рядах самих сотрудников. Младший состав рассматривает вариант просто уйти со службы, если произойдёт вспышка эпидемии. Это может привести к кризису в системе ФСИН, полагает правозащитник.

Младший состав говорит, что если действительно начнётся эпидемия, мы даже на работу выходить не будем — плюнем и всё. Потому что у них зарплаты копеечные, соцпакета нет. Если они уволятся, будет коллапс.

У нас генералы ФСИН зарабатывают сотни тысяч и имеют дорогие квартиры. А труд младшего состава, тех, что работают напрямую с заключёнными, низкооплачиваемый.

И им что там работать, что завтра пойти охранником в Сбербанк или супермаркет, разница невелика по зарплате, — убеждён он.

Осечкин добавил, что спецназ ФСИН сейчас отрабатывает действия не на подавление бунтов в колониях, а «просто на сохранение работы учреждений».

Руководство ведомства допускает, что часть младшего состава может не выйти на работу. Соответственно, спецназ должен будет их заменить.

Однако если это приобретёт системный характер, спецназа не хватит, «чтобы заткнуть эти дыры», резюмировал он.

Официально в колониях и СИЗО коронавируса пока нет.

На сегодняшний день в учреждениях уголовно-исправительной системы случаев заболевания новой коронавирусной инфекцией не зарегистрировано. Между тем сложившаяся ситуация диктует необходимость принятия дополнительных противоэпидемических мер, — рассказали NEWS.ru в ведомстве.

В подготовке текста также участвовала Марина Ягодкина.

Источник: https://news.ru/investigations/epidemiya-covid-19-grozit-kollapsom-sistemy-fsin-chto-proishodit-v-koloniyah/

Адвокат тут
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: